Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

РЕКОМЕНДУЕМ ПОСЕТИТЬ!!!

      МИГи настоящего

26.04.2016. Митинг, приуроченный к 30-летию ликвидации аварии на ЧАЭС

12.04.2016. Всероссийская акция "Подними голову!"

По волнам времени

Автор публикаций -                   Н.Е. Алтунина,  зав. отделом по науке МБУК МВЦ

Города и люди… Возраст их несоизмерим, а часы и годы, которые проживает каждый, разнятся и количественно, и качественно: по событиям, эмоциям, делам, свершениям и путям развития. В одном дне жизни города – тысячи судеб, чье-то счастье, чьи-то мечты и чья-то разлука. В конкретном человеке – штрихи эпохи, приметы десятилетий, возможно – предчувствие нового Завтра. Поэтому предстоящее празднество, день рождения Железногорска, по сути, та самая дверца во Времени, которая на мгновенье позволяет приблизиться к делам минувшим, обыкновенным Необыкновенным нашим землякам, героям поистине великих свершений в биографии «девятки».

Почти забытая история

        Относится она к 1949 году, который при подсчете возраста города не учитывается. А ведь документально известно, что в мае в район нынешнего расположения Железногорска прибыла первая изыскательская экспедиция Ленинградского проектного института. Велись топографическая съемка и геологические исследования на предмет возможности строительства в приенисейской тайге комбината и рабочего поселка при нем. По распоряжению Совета министров СССР 16 июля 1949 года было создано Управление строительства № 994. Его задача – подготовить стройплощадку, временные сооружения и провести железную дорогу от Базаихи до объекта. Меньше чем через месяц, 20 августа, к пристани Додоново прибыл пароход «Мария Ульянова» с первым отрядом из 800 военных строителей под командованием подполковника Курносых. Начали прибывать баржи с лесом. Заключенные лагеря «Гранитный» приступили к строительству железной дороги. А в октябре распоряжение из Москвы: работы прекратить, стройку законсервировать, изыскателей направить в Томскую область.

     Приказать легче, чем сделать. И потому топографию местности военные специалисты, по воспоминанию Николая Алексеевича Перфилова, смогли логически завершить лишь  в ноябре, установив последний но тот период топографический знак на месте будущего профилактория «Строитель». Прибывшим же солдатам в ожидании возможности вывода их из тайги предстояло провести в необжитых местах зиму. «17 сентября мы поставили на «Прижиме» 4 палатки по сто с лишним человек в каждой, с нарами, двумя чугунными печами. В этих палатках  прожили до конца апреля» - это из рассказа ветерана города Юрия Яковлевича Иванова.

  Данная стратегическая  точка в консервации оказалась не единственной. На том же берегу Енисея, но дальше по течению зимовало лаготделение  №1 и в/ч 0577. Бараки, землянки, медсанчасть для заключенных, медпункт с несколькими койками стационара. Сюда и приехали из д. Белорусской вечером 8 ноября 1949 года. В деревне не могла  разрешиться родами женщина, а своего врача там не было. Фельдшер Наталья Петровна Швецкая собрала инструменты, лекарства, и в путь. Был крепкий мороз, мела метель. Лесную дорогу перемело, и лошадь встала, отказываясь двигаться дальше. Возчик остался в санях, а медичка с сопровождающим по сугробам, в темноте, искала деревню. Когда добрались, времени на то, чтобы разуться и снять забитые снегом валенки, растереть обмороженные ноги у Швецкой не было, нужно было срочно оперировать мать, чтобы спасти ее жизнь и жизнь дитя.

    Через сорок с лишним лет в Красноярске-26 начнутся споры по поводу первого рожденного в городе ребенка, первой мамы и отсчет станут вести почему-то с 1950 года. Но никто не задался вопросом: а кто же принял первые роды на территории «Х», особенно с учетом того, что деревни Белорусской давно нет – ее поглотил секретный город…

Город на заре

  «Если вы есть – будьте первыми, первым труднее и легче» - эти известные стихотворные строки, конечно, красивы, но не отражают и тысячной доли тех тягот и испытаний, которые выпали на долю тех, кто возводил в тайге предприятия и город в первое десятилетие великой стройки. После февральского 1950 года Постановления ЦК КПСС и СМ СССР №826/302сс о строительстве в Красноярском крае подземного оборонного предприятия атомной промышленности (комбината № 815, будущего ГХК), работа закипела. Вернулись частично отбывшие осенью строители. Из старшего атомного города-собрата Челябинска-40 прибыл отдельный транспортный батальон, эшелон с лошадьми, 4 сборных магазина, две разборных щитовых столовых. Сформировался четвертый строительный район – впоследстии СМУ-1. Созданы УВСЧ, МК-17 (Сибхиммонтаж), первый комсомольско-молодежный участок (СМУ-2).

23 июня под руководством Барсета Парсомовича Буниатяна начались работы по строительству объектов ГХК в горном районе №1: проходка штолен от Енисея и шахтных стволов с верхней части горы. К концу года на таёжном плацдарме трудилось более 9000 военных строителей, около 5000 заключенных, почти тысяча гражданских. Снабжение производилось Главторгом ГУЛАГА, т.к. все организации были подчинены Главпромстрою МВД СССР. В том числе и образовавшаяся «Восточная контора» (так именовался ГХК).  

     В ИТЛ «Полянский» силами заключенных налажено производство кухонных столов, табуреток, этажерок, тумбочек. Жилье – минимально съемное в дальних деревнях, частично – палатки, землянки, просуществовавшие до 1958 года, бараки, где в конце пятидесятых годов проживало около 20 тысяч человек. При этом к середине десятилетия уже началось строительство каменных домов. «Это были еще лишь контуры города, которым мы сейчас гордимся, - напишет об этом времени позже художник, писатель и поэт Прокопий Лукич Гец, - Это были котлованы и площадки с поваленными вековыми деревьями, бездорожье и грязь, барачное жилье и неустроенность быта. Было впечатление фронтового хаоса с трагическими исходами и травмами, со вспышками полиомиелита и бунтов заключенных. Но люди самоотверженным трудом и ценой лишений все преодолели. Им помогала глубокая вера в достижимую цель доброго дела и бескорыстный энтузиазм».

       Несомненно, эти слова относятся и к тем, кто приехал в наш город в знаменитые 1956-57 годы по призыву партии и правительства. В комсомольских путевках стояли адреса «п/я 9», «Красноярск», но было иногда и так же, как у москвички Галины Вишневской: «на строительство Атомной электростанции». Что это такое, она понятия не имела, но «если Родина сказала – «надо», она отправилась в Сибирь, выучилась здесь на штукатура-маляра и стала депутатом третьего созыва Железногорского городского Совета депутатов трудящихся, приняла юный город как судьбу, подарив его детям и внукам.

    Кстати, благодаря комсомольскому энтузиазму в 1956 году на имя Никиты Сергеевича Хрущева из «запретки»  поступила телеграмма с жалобой на то, что спортсменов почтового ящика 9 не отпускают на зональные соревнования в Омск, хотя они заняли первое командное место на краевых соревнованиях. Итог: отправителя - комсорга Анатолия Карапузикова мягко пожурили, но команду на состязания отправили. Что сказали сотруднику почты, пропустившего в ЦК партии жалобу, не известно.

    Есть и другой факт, имевший место в истории: в марте 1958 года в кинотеатре «Родина» состоялся открытый суд над неким Стричкиным, отбывавшим наказание в Полянском ИТЛ за воровство. В ходе дополнительного расследования, которое провел опытный следователь отдела Комитета госбезопасности Красноярска-26 В.П. Денисенко, было выяснено, что Стричкин в период Великой Отечественной войны дезертировал из рядов Советской Армии, остался на оккупированной территории, служил полицаем, принимал участие в расстреле партизан, коммунистов, военнопленных, комсомольцев, был внедрен в лагеря для перемещенных лиц, служил в Р.О.А. Суд приговорил Стричкина к высшей мере наказания.

     Но все же главным событием первого десятилетия в жизни Железногорска стал ввод в эксплуатацию первого атомного реактора на ГХК и первой очереди промышленных объектов предприятия. В преддверии этого события город посещали Л.М. Каганович, М.Г. Первухин, Л.И. Брежнев,                Н.С. Хрущев, Е.П. Славский. Не за горами был рассвет космической эры, но об этом взрослые и юные горожане пока не знали.

Такие разные шестидесятые

12 апреля 1961 года запомнился всем. О полете в космос Юрия Алексеевича Гагарина неустанно говорили на рабочих местах и на уроках в школе. По свидетельству городского радио в Красноярске-26 резко возросло количество заявок на прочтение лекций по теме «Есть ли жизнь на других планетах?». В пионерских лагерях на открытии и закрытии  смен дарили отрядам фотографии первопроходца космоса. Комсомольско-молодежная бригада Бориса Никитина из первого СМУ заочно приняла Гагарина в свой состав и открыла ему именной лицевой счет: парни работали, выполняя норму за себя и за космонавта. В это же время студент Харьковского госуниверситета Виктор Чеботарев начал мечтать о работе в прикладной космонавтике, вовсе не подозревая, что вскоре у него завяжется переписка с Юрием Гагариным, а потом он по заявке п/я 80 города Красноярска-26  прибудет в Сибирь в «КБ Решетнёва», станет доктором технических наук, одним из ведущих специалистов по развитию космической техники и, в частности, систем ГЛОНАСС.  

    Беглый взгляд на события шестидесятых годов позволяет выхватить самые разные события:

- дебют молодежно-эстрадного ансамбля «Снежок» в кафе «Юность»,

- появление сведений в закрытых источниках США об объекте «Додоновский реактор»,

- публикация первого сборника произведений городских поэтов и прозаиков «В тайге»,

- создание знаменитой мотосекции мехзавода (руководитель Ю.Н. Астапчиков),

- первый запуск искусственного спутника Земли «Стрела-2»,

- начат прием регулярных телепередач из Красноярска,

- утвержден список продовольственных и промышленных товаров, запрещенных к отправке посылками,

- состоялся первый полевой сезон отряда юных археологов под руководством Е.С. Аннинского

А еще в соцгороде начали появляться антисоветские листовки. В 1960 году – в автобусах. В 1966 году - в жилом квартале близ в/ч 3377.   Их находили и приносили домой дети. Затем случилась «долларовая диверсия»: хорошо выполненные односторонние копии заграничных купюр, сброшенных с воздушного шара-зонда, ветер разносил по полям Атаманово, ближним к Подгорному и Красноярску-26 территориям. На обороте – тексты отнюдь не про строительство социализма. Нужно ли говорить, что кому-то очень хотелось внести смуту в жизнь закрытого Красноярска-26? Так что госбезопасности работы хватало, и бдительные патриотичные горожане в данных случаях старались оказывать органам посильную помощь. К сожалению, до сих пор до конца непроясненная ситуация с принудительным выездом (высылкой?) из Красноярска-26 супругов-поэтов Владимира Нешумова и Лиры Абдуллиной (дело Куранова-Нешумова) симпатий к «людям в штатском» поубавила.

Параметры времени

   Параметры времени? Таковых не существует, потому как у каждого свой взгляд на вещи, свои представления о допустимом и кажущемся. Но 1970 год для СССР и нашего города в том числе был одинаково пафосным. Юбилейному дню рождения В.И. Ленина посвящались соревнования социалистические,  спортивные, успехи в учебе, собрания партийные, комсомольские, профсоюзные, пионерские, а также октябрятские. Но в «девятке» (да простят меня историки) ликовали больше, когда 1 июня начала работать городская междугородняя АТС. Люди до того устали от искусственной оторванности от «большого мира» и невозможности хоть изредка перекинуться словечком с родными и любимыми, что очередь на переговорный пункт занимали с вечера. Почему? Да потому, что заявки принимали ранним утром, строго по паспорту (наличие местной прописки), в ограниченном количестве ( в т.ч. по географическим пунктам) и редко меньше, чем за неделю. Злые языки поговаривали, что все разговоры прослушиваются и при произнесении запретных слов «зона», «пропуск», «режим» и т.п. тут же прерываются.

   В 1973 году детей принял пионерский лагерь «Горный», заработала столовая «Арктика», а на главной аллее ПКиО возвели первый снежный городок.   Год 1975-й стал знаменателен открытием стелы А.Г. Андрееву, школы №102 и Музея трудовой славы «Сибхимстроя», а также возведением монумента на берегу озера в честь первых строителей города. 29 мая 1976 года министр среднего машиностроения Ефим Славский вбил первый колышек – «золотой костыль» на стройплощадке завода РТ-2. И в этом же году стартовали «рыбные» дни в столовых города.  В январе 1979 года введен в эксплуатацию первый жилой дом третьего микрорайона по пр. Ленинградский, 1. А семнадцатого августа было утверждено положение «О Почетном гражданине города».

80-е и 90-е

Притча во языцех

   Это, конечно, можно сказать про восьмидесятые годы. Но не будем про перестройку и неразбериху. Давайте лучше про доброе и светлое. А это открытие танцевально-концертного зала в ПКиО. Создание городской освещенной лыжной трассы. Пуск площадки цеха №2 ИХЗ («мокрое» хранилище). Выход первого номера бюллетеня «Город и горожане». И праздник по случаю открытия  "Музея истории города" (ныне Музейно-выставочный центр)!

 Эпоха перемен

   В очередное десятилетие город вступил готовым к переменам. Это показала первая в городе церковная рождественская служба, а также открытие воскресной школы. Активным и сознательным рассекречиванием «закрытых» городов стала ярмарка «Сибконверсия-93», зарубежные гости которой не столько восторгались нашей конверсионной продукцией, сколько стремились пристроить свою. И надеялись, что планируемый к изданию журнал «Совершенно открыто» им в том поможет.

    Своеобразный штрих к портрету города – в девяностые годы прошлого века в Красноярске-26 создано городское Общество инвалидов и открылся дом-интернат для престарелых. А сотрудники звездной фирмы вышли на перовмайский митинг с лозунгом: «Нищие специалисты космической техники – позор России!».

 

Меняем ориентиры

Любопытно, что в миллениум, сиречь в год 2000-й, который разграничил старый и новый века произошел перерасчет исторических дат. Если в 1994 году Железногорск весело отпраздновал свое сорокалетие (исходя из 1954 года, когда поселку при комбинате был присвоен статус города), то теперь гуляли в честь… полувекового юбилея. Что послужило отправной точкой, сказать не берусь. Но говорят, что привязкой могли послужить три даты. Та, которую ГХК считает своим рождением. День, когда на берегу Енисея Жилкиным был забит первый кол под создание Управления строительства железных рудников.  Число, когда Н.П. Козел при планировке района вбил колышек на нынешнем углу Советской и Советской Армии. Все это было в 1950 году. В общем же и целом дезориентация привела к тому, что народ не то потерял, не то нашел, неизвестно почему и зачем, шесть лет. Хотя, в принципе, после этой странной «революции» в истории у Железногорска желание меняться не иссякло. В городе открылась «Аллея звезд». Кинотеатр «Космос» стал частным кинокомплексом. Образовано Управление пенсионного фонда. Появились новые предприятия:  ОАО «НПО ПМ- Развитие», боулинг-цент «Бали», прошла первая встреча в «Клубе Золотых юбиляров» (ЗАГС). В поселке Подгорный сняли пропускной режим. На Прижиме состоялось открытие памятного камня в честь работников Горного управления. Кадетский корпус, как и Школа космонавтики, вписался в образовательную систему города.

    История сегодняшнего дня, второго десятилетия 21 века – пишется. Пока она теряется в наплыве юбилейных дат и праздников, и не имеет особых черт, но кто знает, как повернет фортуна и что из нынешнего станет важным для дня завтрашнего. Может быть, главной вехой будет то, что делаете и свершаете вы, читатель. До встречи в новой истории!

Наталья Алтунина

В статье использованы материалы из фондов МВЦ и муниципального архива.   

Продолжение следует...